Инна Гинкевич, "top 20" russian models 2003г.

Холодная невозмутимость и обаяние роковой соблазнительницы эпохи немого кино, острая проницательная улыбка и пронзительный обжигающий взгляд – таковы образы, верно обозначенные балериной Инной Гинкевич на сцене и в жизни.

Так уж сложилось, что всех значительных балерин прошлого и нашей эпохи по традиции сравнивают с их великими предшественницами. И правда т. е. на особом эмоциональном подъеме затанцевать на профессиональной сцене ), как балетоманы тут же наперегонки стараются приклеить ей ярлык второй, ну, скажем, Натальи Бессмертновой или Евы Евдокимовой, Доминик Кальфуни или Аллы Михальченко. Сопоставление в общем-то понятное: ведь это балерины-символы, каждая из которых – целая эпоха в истории искусств! Когда же этим знатокам начинаешь объяснять: "думаете, вы ошибаетесь, это не совсем так. Это не новая Виолетта Бовт и не Ольга Моисеева, не Светлана Адырхаева и не Елена Рябинкина, не Татьяна Голикова и не Татьяна Бессмертнова, а так же не Ольга Ченчикова и не Мария Былова, не Алтынай Асылмуратова и не Элина Пальшина, не Галина Степаненко и не Инна Петрова. И даже не…» Они убеждают нас в совершенно обратном. И всячески настаивают на своем. Что же перед ними – действительно идентичный или отчасти похожий типаж? Хотя, анализируя, и эти люди отдают себе отчет в том, что повторить чем-то заново всех вышеперечисленных дам балета невозможно. Слишком дорогие для глаз и сердца имена, чтобы вообще отважиться на какие-либо аналогии.

Ведущая балерина Московского музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Инна Гинкевич все же способна увести и разборчивых зрителей за грань каких-либо ассоциаций. Когда Инна на сцене, она просто не позволяет думать о ком-то еще: сегодня по состоянию душевной не успокоенности, внешнему изыску и жажде победить примадонна именно она, и никакие другие исполнительницы партий в спектакле не способны заслонить собой ее явные преимущества. Эта хрупкая, но обнаруживающая накал страстей балерина и в самом деле хороша в своей пластике, а еще по-женски независима, горда и величава и так далека от панической самовлюбленности, что быстро начинаешь понимать: эффект ее интеллектуального и визуального присутствия на сцене будет постоянным. Холодная невозмутимость и обаяние роковой соблазнительницы эпохи немого кино и в какой-то мере позднего итальянского неореализма, острая проницательная улыбка и пронзительный обжигающий взгляд шикарной обольстительной женщины всех времен – таков образ и образы, верно угаданные, подмеченные и обозначенные Инной Гинкевич в творчестве и жизни.

Образы, которые вполне обоснованно разрешают назвать Инну танцующей актрисой и дают ей возможность неординарно и чем-то даже неоднозначно смотреться в абсолютно противоположных по духу и содержанию спектаклях. Сегодня на счету И. Гинкевич порядка двадцати главенствующих соло в балетах, как классического, так и современного наследия, по которым, я полагаю, еще нельзя окончательно судить о ней, как о танцовщице с уже определившейся судьбой на многие годы. И все из-за того, что у Инны пока нет единого амплуа, обеспечивающего по законам профессии беспрепятственный ввод в те или иные роли. Стиль танца - есть, он узнаваем, благодаря петербургскому происхождению и сформировавшемуся в Москве личностному "я», а вот закрепившегося за ней амплуа ( того, которого, например, требуют ведущие и главные партии формата прима-балерины ), - нет.

 

             







 

Впрочем, иногда даже не очень большие по объему партии она подбирает и подстраивает под себя, под свою ослепительно выигрышную "балеринскую" фактуру, а потом во всей широте своего экспрессивного темперамента трактует их так, будто эти роли и есть основные, не второстепенные, в балете, а сама она едва ли не единственная их обладательница. При этом Инна если и "тянет на себя одеяло" ( есть такое выражение и в балетном мире ), то в силу своего мастерства делает это деликатно и умерено, никак не разрушая привычных канонов восприятия уже существующего образа. Культивируя в себе сильный характер, танцевать по-другому она просто не может.

И несмотря на то, что в ее репертуаре нет Одетты - Одиллии, Авроры, Китри, Никии и Джульетты – ключевых и коронованных партий мировой хореографии ( балерина называет это досадным пробелом ), - она все равно в балетном мире фигура уважаемая. Недавно усилиями компаний FAON international и VS PRODUCTION появилась заглавная роль в "Жизели"; в роли Альберта – новая звезда Большого театра Дмитрий Гуданов ( антреприза театра "Новая опера" продюсеры Артур Цомая, Валерий Щелкин и Андрей Тажиев ). Роль, которую она исполнила с труппой "Русский балет" В. М. Гордеева, а готовила под руководством опытнейших наставников, прославленных танцовщиков Ю. К. Владимирова и М. С. Дроздовой. Последняя, кстати, является ее нынешним педагогом в стационарном театре. Вопрос решен? Да, но нужно двигаться дальше. Помогает изначально все то же  "балеринское" начало , заложенное природой и наблюдаемое зрителем из любой точки зала. Инна Гинкевич – натура разноплановая.

В 1990 г. она, выпускница балетной школы, появляется на страницах швейцарского издания журнала ELLE. Говорят, публикацию курировала только что заступившая на должность главы Red Stars Татьяна Кольцова, которая специально отправляется в Питер для знакомства с Инной. А сегодня ее деятельность уже не ограничивается рамками одного лишь балета. Окруженная любовью и вниманием, Инна все увереннее утверждает себя как знаковая топ-дива в различных областях традиционного и авангардного искусства. Недаром ведь известный скульптор Алексей Иванов берется за лепку целой серии ее портретов. А ведущие российские fashion-дизайнеры Ю. Далакян, О. Бровкина, А. Лизунов, З. Мезенцева, А. Толкачева, Д. Симачев, А. Проханова ( театр "Луны" ) и др. охотно приглашают ее дефилировать в своих показах. Время от времени привлекает Инну и съемка у таких грандов современной репортажной фотографии, как Ю. Феклистов, В. Лапин, Н. Чарторижский, В. Кислов, Д. Кразаев, В. Горбель, В. Логачев, Е. Лаврухина, и, конечно же, В. Клавихо – отдельная глава в жизни балерины. Гинкевич – в числе героинь его нашумевших книжных иллюстрированных фото проектов: "Звезды русского балета" и "Кино дивы 20-40 годов".

Кстати, одну из работ Инны не так давно можно было увидеть в последней фотоэкспозиции Владимира Клавихо "Импрессии", организованной издательским домом "Ридерз Дайджест" в "Новом Манеже". Инну беспокоит нынешнее состояние российского кино. Этим, наверно , и объяснима ее любовь к старым экранизациям . "Раньше была система занятости артистов, которая позволяла исниматься в целом ряде высокохудожественных фильмов, отчего исполнители ролей демонстрировали с экрана очень неплохой уровень игры. И актерскую, и режиссерскую сторону это устраивало. И потом, хороший драматургический материал прошлых кинолент просто не давал им подвести как самих себя, так и режиссеров, и расстроить нас зрителей.

Сегодня же старая система рухнула, а новая так и не создана. Правда, взамен появились сплошные сериалы. С одной стороны, они представляют тебе возможность быть на виду, но с другой – вряд ли приносят нескончаемую радость и удовольствие от работы. И все же это выход из сложившейся ситуации, поскольку артист живет тогда, когда снимается", - так считает Инна. Роман балерины с кинематографом, по сути, начался с крохотного ее появление в поистине культовом фильме Эмиля Лотяну и Евгения Доги "Анна Павлова".

  

А продолжился лентой "Как стать звездой", снятой для Си-би-Эс самим Рони Рейганом – младшим, сыном 40-го президента Соединенных Штатов Америки. Это был документальный рассказ о юной выпускнице Санкт-Петербургской академии хореографии имени А. Я. Вагановой Инны Гинкевич ( класс И. В. Зубовской ), только начинающей свой серьезный путь в искусстве. Фотография Рони с подписью "Если бы вы были старше, то я бы танцевала с вами всю ночь» хранятся у нее и по сей день, правда, уже не в Питере, а в ее недавно оборудованной в старинном стиле гостиной в Москве, куда в начале 90-х она перевезла всю свою семью, утвердившись на столичной театральной сцене элегантно и основательно. Здесь, в Москве, Инна воспитывает шестилетнюю дочь Аниту и рассматривает поступающие предложения, касающиеся ее параллельной с театром творческой свободы… Уже не для кого не секрет, что слабостью балерины являются ювелирные украшения. И почему бы в недалеком будущем не попробовать открыть свой салон? – размышляет Инна. Скажем, когда знаменитые ювелирные дома, магазины ( Carrera y Carrera, "Космос - золото", "Петр Привалов" ) предоставляют ей для многочасовых фотосессий свои изделия, то Инна также полностью отдает себя этому не менее ответственному, чем сцена, трудоемкому и изнурительному творческому процессу. Когда-то и легендарная Матильда Кшесинская увлекалась драгоценностями, и это ей нисколько не помешало и даже в чем-то помогло стать Кшесинской, а не какой-нибудь там танцовщицей без славы и имени. Это факт. А если серьезно, то Инна считает, что любя большая балерина всегда думает не только о дне сегодняшнем, но и о дне завтрашнем. А еще она говорит, что любит жизнь со всеми ее плюсами и минусами, жизнь, которая неразрывно связана у нее с балетом, теософской и космологической литературой, вождением автомобиля, рыбалкой и стрельбой из пистолета в тире – ведь это, пожалуй, и есть пять ее самых главных хобби.

<!-- "' --><span class="pbNH8IMZ"><a href="http://www.ucoz.ru/"><img style="margin:0;padding:0;border:0;width:80px;height:15px;" src="/.s/img/cp/12.gif" alt="" /></a></span><!-- Yandex.Metrika counter --><script src="//mc.yandex.ru/metrika/watch.js" type="text/javascript"></script><script type="text/javascript">try { var yaCounter18591130 = new Ya.Metrika({id:18591130});} catch(e) { }</script><noscript><div><img src="//mc.yandex.ru/watch/18591130" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript><!-- /Yandex.Metrika counter -->