Круглая отличница Инна Гинкевич

Заслуженная артистка России. Балерина. Советник руководителя Москомспорта по вопросам  хореографии. Главный хореограф ГБУ ФСО «Юность Москвы» и главный специалист  учебно-методического отдела МГФСО Москомспорта. Это все о ней. Об Инне Гинкевич.

ВИЗИТКА

Инна Гинкевич

28 мая 1972 года. Заслуженная артистка России. Балерина. Советник руководителя Москомспорта по вопросам хореографии. Главный хореограф ГБУ ФСО «Юность Москвы» Москомспорта. Главный специалист учебно-методического отдела МГФСО Москомспорта. Приглашенная балерина Государственного Приморского театра оперы и балета во Владивостоке.

– Инна, в какой момент балет появился в вашей жизни?

– В 6 лет, когда я заявила папе, что хочу заниматься фигурным катанием. Но отец сказал, что это сложно, это спорт, должен быть определенный склад характера... «Походи-ка для начала, дочь, в хореографическую студию». А потом попала на балет «Щелкунчик», увидела принцессу Машу, и желание стать фигуристкой быстро переросло в мечту стать балериной.

– И почему-то кажется, что заставлять вас было не нужно!

– Верно подметили. В отличие от современных детей, у которых часто, увы, отсутствует желание что-либо делать, у меня с детства было четкое понимание, что мне нужно. Я хотела танцевать, заниматься, выступать на сцене Мариинского театра и, собственно говоря, все для этого сделала.

– Тем не менее, получается, вашу судьбу предопределил папа!.. Он водил вас на занятия?

– Водила меня за ручку вплоть до второго курса института мама. А папа у нас всегда принимал стратегические решения. Например, куда определить ребенка, чтобы он шел по жизни в правильном направлении.

– Вы с самого начала считались перспективной ученицей, или пришлось через тернии пройти?

– Мне как-то все легко давалось. В первом классе хореографического училища (4-й класс общеобразовательной школы) Константин Михайлович Сергеев, художественный руководитель Вагановского училища, предложил меня на роль маленькой Наташи Дудинской. К юбилею легендарной Натальи Михайловны, примы мирового балета, ставили спектакль, и сама Дудинская одобрила мою кандидатуру. Всегда была лучшей ученицей, мало кто мог составить мне конкуренцию. Я первая танцевала на сцене Кировского театра с выпускниками, что до меня не практиковалось. Первой поехала на гастроли с училищем вместе с Ульяной Лопаткиной, с той же Дудинской. Добавлю, что моя фотография красовалась на доске почета за успехи в учебе.

– Какие предметы больше нравились?

– Любимые – математика, алгебра и геометрия. Учителя говорили, что из меня бы получился хороший бизнесмен (улыбается). Ну и плюс ко всему я была секретарем комсомольской организации. Так получилось.

– Одним словом, отличница! И при такой общественной нагрузке, конечно же, никакой личной жизни?

– О-оо! Настал момент, и моя личная жизнь всколыхнула все училище! Из-за этого даже собирали партсобрание. На втором курсе я познакомилась со своим будущем мужем Андреем Плехановым. Он приехал к нам доучиваться и стоял со мной в дуэте. Мы танцевали «Щелкунчика», это была первая любовь. Как только мы получили дипломы, сразу же расписались. Наш роман бурно обсуждали: это был чуть ли не первый случай, когда в стенах училища сложилась семейная пара. После этого мы сразу уехали по приглашению Григоровича в Большой театр.

Семья есть семья

– Неожиданный поворот событий! Лучшие ученики, петербуржцы, надежда российского балета упорхнули из родного гнезда? Наверняка, для ваших педагогов это решение стало ударом?

– Конечно, все, мягко говоря, удивились, зная, что я должна пойти в Мариинку, что меня очень звал Борис Яковлевич Эйфман, а тут такое своеволие! Перед всеми извинилась, но семья есть семья: поехала с мужем.

– Травмы обходили стороной?

– Получила серьезное повреждение прямо на государственном экзамене: нога попала в щель в полу, когда я вращалась. В итоге перелом. Но даже со сломанной ногой дотанцевала, потому что не хотела пересдавать! Увы, на бал снизили оценку. И даже когда потом принесла снимок и заключение врача, председатель приемной комиссии был неумолим.

– Москва – ваш город?

– Когда приезжала с гастролями с Вагановским училищем в Москву (мы танцевали в Кремле и жили в гостинице Россия), увидела Кремль, и мое сердце осталось здесь. Из того периода в памяти остался магазин «Сладкоежка» рядом с Большим театром. Там продавалась такая «экзотика», как пастила. Маме тогда сказала, что хотела бы здесь жить. И когда поступило предложение от Юрия Николаевича, конечно, очень обрадовалась! И отношения между людьми в театре были мне намного ближе и понятнее, чем в Мариинке. Если тебя любят, то любят. Если нет – ты знаешь кто и за что. А в Питере в театре даже зеркала в буфете по всему периметру в какой-то момент повесили: как мне объяснили, это чтобы артисты видели, что коллеги по цеху говорят у тебя за спиной! Но, как бы то ни было, я очень благодарна Мариинскому театру: там меня воспитали, дали путевку в жизнь. Всегда помнила это и ценила.

– Как дальше складывалась карьера в Москве, в Большом театре?

– Григорович собрал потрясающую команду: на тот момент со мной танцевали Нина Семизорова, Галина Степаненко, Надежда Грачева. С нами работали чудесные педагоги, получила колоссальный опыт. В общем, Большой театр – это моя любовь, часто там появляюсь, там до сих пор работает много друзей...

– Какое у тебя самое яркое воспоминание о том периоде жизни?

– Первая наша поездка с Григоровичем в Нью-Йорк в 1990 году и празднование там Нового года! Тогда мы получили такой гонорар, что каждый мог купить себе в Москве квартиру. Но так как нам было по 18 лет, то мы его с чистой совестью потратили на развлечения, на покупки, одежду и нисколько об этом не жалели!

– Труппа была дружной?

– Да! До сих пор все общаемся. Хотя после того, как Григорович распустил студию, 80 процентов ее артистов остались за границей, все стали звездами лучших театров мира. И до сих пор кто-то работает (например, в Сirque du Soleil – Антон Куникеев, Наталья Башкатова), кто-то сейчас преподает. Никто не потерялся в жизни, все добились успеха. Юрий Николаевич никогда не ошибался, всегда выбирал лучших.

– После роспуска студии Григоровича вы ведь могли вернуться в Мариинку?

– Хотела вернуться, но тогда у меня уже была вторая семья, родилась дочь. И очень вовремя подоспел с предложением Дмитрий Александрович Брянцев, который заманил меня интересным проектом в Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. Намечались съемки фильма-балета, а Брянцев славился именно такими своими постановками. Такими как «Галатея», «Старое танго». И вот Дмитрий Александрович предлагает мне главную роль. Режиссером планировался Ролан Быков, и все это было веским аргументом, чтобы пойти работать в театр Станиславского. Но вскоре Ролана Антоновича не стало, и проект развалился.

– А почему не приняли предложение вернуться в Большой театр? Ведь звали.

– Просто хотела уделять больше время мужу и дочке. Можно сказать, позволила себе расслабиться (улыбается). А в Большом и нагрузка серьезнее, и гастроли чаще. В театре Станиславского меня все устраивало: и репертуар был хороший, и практически все главные роли мои. Заслуженной артисткой РФ и стала, когда работала там с 1995 по 2013 годы!

– Вам пришлось покинуть театр, который фактически стал родным домом, из-за конфликта с новым худруком?

– Да. В театр пришел Игорь Зеленский, который стал причиной ухода 40 человек из труппы. Уволился весь основной костяк, и многие из молодых перспективных ребят уехали за границу. А самое печальное, что страна потеряла очень сильных специалистов, и в театре полностью нарушилась преемственность поколений. В результате пострадала дорогая московская публика. Люди посещали театр не только из-за прекрасного репертуара, но и из-за любимых артистов. Их теперь в театре и им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко не увидишь.

Вот новый поворот…

– После увольнения из театра Станиславского и Немировича-Данченко вы получили предложение от Москомспорта. Довольно неожиданный поворот в карьере...

– С одной стороны так, но я согласилась вот почему: на сегодняшний день в некоторых видах спорта в хореографии есть определенные пробелы, которые готова помогать восполнять. Сегодня в «Юности Москвы» со мной работают три заслуженные артистки страны, одна народная артистка, еще два премьера из Большого театра. В общем, очень сильный состав, который бы, наверное, никогда не попал в спортивную организацию, если бы не я.

– Но ведь в школах по спортивной и художественной гимнастике, в том же акробатическом рок-н-ролле, в фигурном катании наверняка уже работали свои хореографы, тоже профессионалы своего дела... Как они восприняли посягательство на свою территорию?

– Прочувствовав на себе и своих друзьях политику «спасибо, до свидания, вы нам не нужны», я четко поняла, что с людьми так поступать нельзя. Всегда нужно сначала дать возможность исправить ошибки, предложить перенять какой-то опыт, которого не хватает. А самое главное, личным примером и на практике показать, что можно сделать лучше! Самый точный показатель в этой ситуации – дети, которые бежали к моим хореографам, и радостные родители, которые видели результат. У детей спины выправляются, стопы становятся сильными, ребенок с желанием идет на тренировку. Все довольны: и руководство, и тренеры, и родители.

– И коллеги успокоились?

– В процессе работы выяснилось, что существует необходимость в мастер-классах для педагогов младших классов, для хореографов, которые работают с детьми. Оказалось, что у нас очень мало методической литературы, а адаптированных материалов к некоторым видам спорта просто нет. И я взяла на себя труд по составлению таких «методичек» для повышения квалификации тренеров-хореографов младших групп. Сейчас работаю над брошюрой для художественной гимнастики. Это грандиозная, очень ответственная работа, не на три, и, может, даже не на пять лет. Уверена, она нужна и принесет много пользы.

– Когда вы стали вникать во все детали и тонкости работы с детьми в спортивных школах, какие выявили ключевые проблемы?

– На сегодняшний день из-за того, что в младших классах не преподают хореографию, дети два года просто занимаются общефизической подготовкой. За это время раз за разом повторяют одни и те же ошибки, которые потом очень сложно исправить. Хореограф нужен не только для постановки красивой осанки, красивых рук. Это еще и человек, который понимает, что детская стопа не готова к фуэте на втором году обучения, как это сейчас происходит, например, в художественной гимнастике. В балетном училище фуэте учат только в пятом классе! Из-за отсутствия педагога-хореографа в детских группах потом очень много проблем со стопами, с руками, со связками, уже не говорю про артистичность. И нынешние спортивные результаты росли бы намного лучше при единой хореографической платформой.

– Можно сказать, вы затеяли революцию в нынешнем спортивно-хореографическом мире. И как оценивают ваш труд с детьми и педагогами в Департаменте по физической культуре и спорту города Москвы?

– После всех мастер-классов в спортивных школах «Юности Москвы» и МГФСО, было чрезвычайно приятно услышать столько добрых слов. В итоге поступило предложение от руководителя Москомспорта Алексея Олеговича Воробьева стать его советником по хореографическим вопросам. Теперь я могу курировать уже не только эти две спортивные организации, но и по части хореографии приносить пользу другим спортивным школам Москвы.

Дальневосточная любовь

– Инна, я знаю, вас связывают долгие и трепетные отношения с крайне отдаленным от Москвы регионом. Расскажите историю ваших отношений с Владивостоком.

– Шесть лет назад я приехала туда впервые на кинофестиваль «Меридианы Тихого» в качестве ведущей. Потом несколько раз приезжала с гастролями. Кстати, была там и со своим последним мужем Дмитрием Исаевым, который привозил туда драматические спектакли. А все началось с того, что во Владивостоке открылся шикарный театр оперы и балета. Это жемчужина Дальневосточного края, по своему оснащению один из лучших театров мира. Он стал настоящим центром европейско-азиатской культуры: рядом Япония, Китай, Гонконг, где обожают балет! А когда балетную труппу возглавил Айдар Ахметов (это мировая звезда, лауреат всех возможных премий и конкурсов, человек, работавший с Нуриевым), то театр достиг до небывалых высот.

– Вас так полюбили во Владивостоке, что даже доверили вести концерт-открытие, посвященный 75-летию Приморского края?

– Да! И я вела его вместе с народным артистом РФ Святославом Бэлзой, это был один из последних его концертов. Буквально через несколько месяцев этого потрясающего человека, замечательного профессионала не стало. Огромная утрата. Благодарна судьбе, что мне посчастливилось поработать со Святославом Игоревичем.

– А как получилось, что вы стали примой Театра оперы и балета Владивостока?

– О! Это действительно история из области фантастики, сама от себя такого не ожидала. Айдар Ахметов поставил очень серьезный и сложный спектакль на музыку Шостаковича. Была договоренность с одной балериной на главную роль, но не сложилось. В итоге, на банкете по случаю 75-летия Приморского края этот спектакль предложили мне. Объяснила, что это невозможно, так как не занималась балетным классом 6 месяцев и вышла из формы. К тому же, работая в такой серьезнейшей организации как Москомспорт, просто физически не было времени для работы у станка.

– И все-таки вы приняли предложение?

– Когда трое мужчин объединяют усилия, что остается слабой женщине – только сдаться (смеется). Губернатор Приморского края Владимир Владимирович Миклушевский, художественный руководитель театра Антон Лубченко и художественный руководитель балетной труппы театра Айдар Ахметов заставили меня поверить в свои силы и в разгар новогодних праздников встать к балетному станку. В итоге за две недели похудела на 9 кг (!), набрала форму и 19 января вышла на сцену. Это был сложнейший спектакль! Танцевала 45 минут без остановки! В очередной раз доказала сама себе, что нет ничего невозможного. Ведь получился очень качественный продукт, замечательный балет «Четырнадцатая», который в этом году даже хотели выдвигать на «Золотую маску».

– Но ведь вам нужно было возвращаться в Москву. Как отпустили?

– Очень не хотели, но все было оговорено заранее. Мы пришли к соглашению, что прилетать и танцевать буду в свободное время. Меня ждут во Владивостоке и всегда очень тепло встречают, поэтому, по мере возможности, постараюсь радовать своего дальневосточного зрителя.

По стопам Чарли Чаплина

– Если не против, поговорим немного о личном… Вы не раз покоряли мужские сердца…

– Когда мы собираемся с друзьями после продолжительной разлуки, я им все время даю повод для шуток. Они говорят: «Гинкевич, сколько мы тебя знаем, ты все время замужем!» В 18 лет я вышла замуж за Андрея Плеханова. Затем 11 лет прожила со своим вторым мужем, отцом моего ребенка, а следом шесть лет подарила актеру Дмитрию Исаеву. И вот только последние два года, как говорится, довелось попробовать сладкий вкус свободы (смеется). Но сейчас уже не одна, просто мне кажется, что смешно в 4-й раз выходить замуж. Хотя Чарли Чаплин на этот счет уверял, что и 12 раз нормально!…

– Вопрос открыт?

– Может, и выйду замуж, но фамилию не поменяю. В 17 лет я дала обет оставаться Гинкевич, так ему и следую. В общем, в личной жизни все нормально, но поняла одну вещь. Да, мы, естественно, подстраиваемся друг под друга, но в своем возрасте ты четко понимаешь, что ты хочешь делать, а что нет. Поэтому сразу же обрисовываешь своему партнеру позицию. И если не нравится, то извините. Я сейчас очень остро стала осознавать, что прожила половину жизни. И когда ты видишь, как начинают уходить твои ровесники, то уже не хочешь тратить оставшиеся годы на то, что тебе не нужно, или на того, кому не нужен.

– Дочери, которая тоже очень скоро может выйти замуж, даете советы в отношениях?

– Каждый должен пройти свой путь. Все люди разные и исходить нужно из того, какой человек рядом. Поэтому советовать ей ничего не буду, пока не попросит. Анита девочка умная, сама кого хочешь научит (улыбается).

– Но вы же не советовали ей идти в балет!

– Именно! Я ее отговаривала очень настойчиво, потому что в нашей ситуации, у балетных, ОДИН в поле воин. И отвечаешь всегда только за себя. А когда твой ребенок учится в хореографическом училище, где преподают те, кто тебя недолюбливал, то это та болевая точка, на которую они с большим наслаждением могут нажать. И так как мой ребенок еще учится, я не могу некоторым людям до сих пор сказать, что о них думаю!

– Очень хочется?

– Очень! То, что у ребенка мама – прима, известный человек, отражается на дочке не со знаком плюс, а со знаком минус. И повлиять на эту ситуацию невозможно. Этот год у нее финальный и очень тяжелый, да и я сдерживаюсь из последних сил! (смеется).

– Она уже выбрала жизненный путь?

– У нее было много предложений сниматься в кино, так как она очень красивая и талантливая девочка. Но она все равно очень любит балет. Она им живет, занимается с полной самоотдачей и хочет быть балериной. Тем более в кино можно начать сниматься в любом возрасте, а у дочери еще много других интересов: у Аниты хороший слог, у нее много подписчиков в социальных сетях, в блогах. В общем, у нее много талантов, и в принципе, она, может, даже еще и сама не осознала, на что способна.

– Одним словом, способности есть, возраст позволяет, все дороги открыты…

– Я вообще считаю, что все дороги человеку открыты в любом возрасте. Какие бы потрясения он не переживал, сколько бы раз не падал, всегда можно подняться и пойти вперед. Лично я фанатка балета, мне 42 года, а я, неугомонная, до сих пор танцую. Но при этом круг моих интересов очень широк. Я сама начала сниматься в кино, когда у меня появилось свободное время. Теперь вот полностью погрузилась в профессиональный спорт, и мне это по сердцу. И вывод, который я сделала по жизни: если человек чего-то хочет, он способен на все!

Юлия Гузь 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26632 от 24 сентября 2014

<!-- "' --><span class="pbF3lSvu"><a href="http://www.ucoz.ru/"><img style="margin:0;padding:0;border:0;width:80px;height:15px;" src="/.s/img/cp/12.gif" alt="" /></a></span><!-- Yandex.Metrika counter --><script src="//mc.yandex.ru/metrika/watch.js" type="text/javascript"></script><script type="text/javascript">try { var yaCounter18591130 = new Ya.Metrika({id:18591130});} catch(e) { }</script><noscript><div><img src="//mc.yandex.ru/watch/18591130" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div></noscript><!-- /Yandex.Metrika counter -->